Смешение улигера со сказками

Отдельный сюжетно-повествовательный тип образуют повествования, отражающие стадию трансформации традиционного эпического сюжета. Привнесение в улигеры сказочных мотивов ведет к постепенной деформации эпической формы.

Так, например, «Шонходой Мэргэн», сохранившийся в прозаической форме, представляет собой контаминацию улигерных и сказочных мотивов. Здесь изменен традиционный зачин: вместо места и времени действия сказитель перечисляет членов семьи и аксессуары быта героя.

Сочетание разнохарактерных сказочных и улигерных мотивов приводит к сюжетным неувязкам и противоречиям: сказание начинается со сцены нападения врага. Герой в отличие от других улигерных богатырей спасается бегством. Следует отметить, что упомянутые в начале повествования родные героя (сын, невестка, дочь и зять) более не встречаются. На этом начатая сюжетная линия обрывается.

Далее развертываются события, связанные со сватовством Шонходоя Мэргэна. Мотив брачного испытания героя приобретает сказочный характер. Шонходой Мэргэн превосходит старших зятьев не силой и меткостью, а хитростью и волшебством. Хан посылает зятьев на охоту. Шонходой Мэргэн, отстав от остальных, убивает шесть косуль и оставляет на дороге. Старшие зятья берут мясо, ставшее несъедобным. Хан от этого мяса заболевает, но, съев внутренности, подданные Шонходоем, излечивается.

В улигер проникли детали современного быта. Например, герой спит дома на диване, в сражениях иногда стреляет не из лука, а из ружья. Прежнее побратимство трактуется как «союзнигууд болобо» (стали союзниками). Появляется новый момент — сказительское комментирование. Сказитель объясняет, кто такие мангадхаи: «Уряа хада тиимэ объедаалнууд бии байкым аймаштай юм» — «Прежде были такие объедалы, страшные».

Эти примеры свидетельствуют о разложении эпического жанра под влиянием изменений социально-бытовых условий жизни создателей и хранителей эпоса. В целом эпические сказания, переданные в прозе, становятся похожими на богатырские сказки.

Богатырские сказки, возникшие на улигерной основе, Е. В. Баранникова относит к определенной группе волшебных сказок героического характера: «Специфическая трактовка улигерных сюжетов, своеобразная чисто сказочная интерпретация героико-эпических персонажей в рассматриваемых нами сказках прозаическая форма их в отличие от обязательной. Для улигеров стихотворной формы диктуют выделение их в особую разновидность богатырских сказок в пределах жанра бурятских волшебных сказок».

Поделитесь с друзьями в социальных сетях: