Стихи Владимира Липатова

Рядом с балладой о друзьях-буровиках мы находим философскую поэму «Смеющийся камень», рядом с зарисовками таежной природы — венок сонетов «Твоя любовь», лирические признания:

Ты сказала: «Первый час весны».
Бог ты мой, я это не заметил.
Белый снег летел из глубины,
Черный свет был на изломах светел.
Все как прежде: та же тишина,
Редких окон желтые — квадраты…
Ты сказала: «Чувствуешь, весна!
Тоже мне товарищ провожатый!»

Это короткое стихотворение дало название еще одной книге Владимира Липатова — «Первый час весны». В ней автор вынес на суд читателя крупное произведение — драматическую поэму «Полтора Ивана» (она занимает большую часть сборника). Поэма посвящена великому писателю Древней Руси Аввакуму Петрову и рисует последние годы его забайкальской ссылки и короткий период жизни в Москве после возвращения из Сибири.

Как известно, движение «раскольников», главным идеологом которого стал протопоп Аввакум, было движением по своей сути антифеодальным, формой протеста народных масс против феодального и церковного гнета. Владимир Липатов показывает в своей поэме, что за время одиннадцатилетней тяжкой сибирской ссылки Аввакум Петров лучше увидел страдания простого люда и в своих страстных проповедях объективно выразил его настроения. В беседе с Федором Ртищевым, приближенным царя, видным деятелем того времени, человеком образованным и терпимо относящимся к «раскольникам», Аввакум так объясняет народные волнения:

Федор Ртищев
А здесь, в Москве, во всем неразбериха, Сам приглядишься вскоре и поймешь. Народ смущен…

Аввакум
Еще бы не смущаться:
Посадский люд до нитки оскудел,
А пахотных навек закабалили,—
Аж до Сухоны беспокойство, бунт.
Сей огнепальный край насквозь проехал
Да обличенья ревностно читал…

Поэма о такой сложной фигуре, как Аввакум Петров, — замысел, требующий изучения обширной исторической литературы, немалого профессионального мастерства. Основываясь на исследованиях советских ученых, Владимир Липатов сумел поэтическими средствами нарисовать противоречивый образ неистового Аввакума, стойко переносящего муки и не раз прощающего мучителей, ярого приверженца старых церковных догматов и человека острой, ищущей мысли, вспыльчивого в гневе и осуждающего себя.

Правда, в поэме есть и авторские вольности в обращении с историческими фактами. Этим грешат, например, страницы, которые рисуют взаимоотношения Аввакума и боярыни Морозовой. Вразрез со всей трактовкой образа главного героя звучит то место поэмы, где Аввакум на вопрос дочери:

Что ж бог не спас тебя? Не защитил?
Не покарал злодеев? —

отвечает, что он «глушил в себе неверье с давних пор», «придумал ложь»,

…басенку о добром дурачке,
Который верил искренне, бездумно,
Терпел лишенья, вознамерясь стать
Ему подобным, нет, не славой, духом…

Вместе с тем, она показывает, что автору под силу освоение сложного жизненного материала, что его мастерство растет.

…С молодым, открывающим жизнь человеком встретились мы более десяти лет назад, читая первую книгу Владимира Липатова. Лирический герой его стихов возмужал, но он остался по-прежнему деятельным, целеустремленным, жизнерадостным.

Сентябрь, ты ближе, ближе, легка походка твоя, —
Чуть затянулась рябью
летучая гладь реки.
Вот ты прошел по лугу,
по ровной стрижке жнивья,
Шелестом крыл и листьев
ушли в тишину шаги.
Здравствуй, желанный, здравствуй,
радостен этот миг:
Стало щедрее сердце,
стала душа добрей.
Словно к щеке любимой,
к памяти я приник,
И освятила память
сорок моих сентябрей.

Это строки из сборника стихов Владимира Липатова «Сентябрь».

По словам редактора Бурятского книжного издательства Натальи Ильиной, Липатов был первым поэтом в Бурятии, который начал писать верлибры. Во время работы над пьесой «Полтора Ивана» он изучал летописи и другие исторические источники.

Художественный руководитель Молодежного театра Анатолий Баскаков вспоминал о Липатове в студенческий период: «Под Новый год я организовал в институте какую-то встречу, там был и Володя Липатов. Он был таким ранимым юношей. Даже внешность свою, вот такого утонченного мальчика, с тонкими чертами лица и с абсолютно детской душой, оставил до самых последних дней».

Драматические события 90-х годов принесли Липатову разочарование, поэту не удалось приспособиться к новой реальности. Люди перестали интересоваться литературой. Его уволили из издательства, в какой-то момент у него были проблемы проблемы с алкоголем. У Липатова был инсульт, в результате которого его почти парализовало.

Получая пенсию по инвалидности, часть денег он откладывал и издавал книги. Один из сборников стихов о его собственном опыте назывался «Ханыга». Последним его сборником стихом стала книга «Ее любимые стихи» 1999 года.

Читать дальше:  1 2

Книги поэта:

Музей романтика Александра
Грина — маленький дом в один этаж сохранил мемориальность своих стен, но получил необычное оформление. Лишь одна комната — кабинет А. Грина — восстановлена в том виде, в каком была при жизни писателя, а дом волей и фантазией создателей превратился в символический парусный корабль.

Вера. Стихи. Улан-Удэ, 1972. Эхо памяти. Стихи. Улан-Удэ, 1975. Небо пилота. Очерки. Улан-Удэ, 1978. Надежда и любовь. Стихи. Улан-Удэ, 1979.
Первый час весны. Стихи, драматическая поэма. Улан-Удэ, 1982.
Сентябрь. Стихи. Улан-Удэ, 1985.

О творчестве поэта:
Дондокова Ц.-Д. «Вера», я верю тебе. — Байкал, 1972, № 3.
Михайлов Ал. Письмо Владимиру Липатову. Улан-Удэ. — В кн.: Азбука стиха. М.: Молодая гвардия, 1982.
Паликова А., Ярневский И. На уровне сердца. — Байкал, 1983, № 5.
Юшин Е. Надежда и любовь. — Правда Бурятии, 1979, 6 октября.
Ярневский И. Первый час весны. — Правда Бурятии, 1983, 2 августа.

Поделитесь с друзьями в социальных сетях: