Стихи Дондока Улзытуева

Выросший здесь в простой трудовой семье Дондок Улзытуев и в детстве, и в юности, и в зрелые годы не забывал извечных забот скотовода, близко к сердцу принимал жизнь родного села. Надолго запомнилась мне встреча с поэтом в Шибертуе, в добротном доме его матери. В то лето он, за два-три года до этого закончивший Литературный институт в Москве, помогал матери на сенокосе, работал в сельской кузнице, находил дело в степи. Он был своим и в доме соседа-чабана, и в бригаде косарей. Впрочем, об этом не нужно говорить подробно. Поэт сам, в своих стихах, хорошо показал, что открытой книгой для него были не только легенды и сказания, но и труд, думы, радости его народа:

Что за шум, что за шум над рекою поднят?
Все гуляют сегодня,
давайте гулять!
На земле, размером в войлочный потник,
будем ёхор играть,
будем ёхор играть!

Кто косил, стоговал,
кто держал штурвал,
кто летел на машине в пыли,
кто водил овец,
кто варил обед, — ну-ка, вкруг!
Шибче пошли!
Ну-ка, милая, выйди,
не бойся — выйди,
опахни рукавом, как крылом,
в золотистой шапке из выдры
и в тэрлике голубом!

Я слежу, не дыша,
за вечерней игрою.
Все сместилось в глазах —
земля, вышина…
Лишь летит золотое и голубое!
Голубая страна…
Золотая страна!

Но значит ли сказанное выше, что бури большого мира не волновали Дондока Улзытуева, а народная поэзия была для него единственной школой в литературе? Совсем нет. Он много и настойчиво учился — и в студенческих аудиториях Литературного института, и у русских поэтов, и у мастеров современной лирики братских республик страны. Совсем не случайно, что Дондок Улзытуев дебютировал в печати на русском языке циклом стихов «Пятнадцать песен» в превосходном переводе Евгения Евтушенко. Один из лучших русских поэтов, вошедших в литературу в пятидесятых-шестидесятых годах, Евтушенко бережно передал чистоту и непосредственность стихов своего бурятского друга, их неповторимый аромат.

Не случайно и то, что при первом же знакомстве С Дондоком Улзыгуевым, прочтя в подстрочных переводах его строки, талант молодого автора высоко оценил такой требовательный мастер, как Ярослав Смеляков. При его содействии «Пятнадцать песен» были опубликованы в журнале «Дружба народов».

Улзытуев не раз с благодарностью писал о том, что дала его душе богатейшая культура многонациональной Родины:

Я возвратился оттуда,
где наука солнечными пальцами
нащупала пульс космоса,
где все говорило:
«Учись!»,
где люди себя не чувствуют
вдали от отчизны скитальцами,
ибо Москва для планеты —
это отчизна отчизн!

И еще — в поэтическом обращении к Байкалу:

Ветер России великой
трепал мои черные волосы.
Вошла в меня жизнь России,
в мысли и бытие.
Я изумлялся доброму
нежному сердцу Волги.
Тебе и твоей дочери —
Ангаре —
поклон от нее!

Читать дальше: 1 2 3

Поделитесь с друзьями в социальных сетях: