Стихи Цырен-Дулмы Дондоковой

«Я не любила и не люблю «громких» стихов, — делится своими мыслями поэтесса. — О самых высоких, дорогих каждому из нас понятиях можно, по-моему, сказать душевно, выстраданно».

Это признание можно подтвердить стихами. Скажем, события тридцатых годов, бурное обновление бурятской земли вошли во многие произведения Цырен-Дулмы Дондоковой. Но нигде не сбивается она на риторику. Конкретная поэтическая деталь, подчеркивающая точные приметы времени, «растворена», как правило, в образных, красочных строках ее стихов:

Мы в красной юрте ставим пьесу.
А группа чоновцев-ребят
Следит за черным волчьим лесом;
Там бродит банда, говорят.
Нет нашей песне угомону!
Она над улицей звучит,
Когда рассвет по небосклону
Багряным конником летит.
Казалось, после долгой стужи
Под солнцем тронулись снега —
Бурливей стала Селенга,
Смелей воспрянувшие души!

Шли годы, выходили новые книги Цырен-Дулмы Дондоковой: «Биение сердца», «Пером времени», «Камни поют». Два сборника стихов в переводе на русский язык — «Девушка с Байкала» и «Солнце-гора» увидели свет в московских издательствах. В них все ярче и полней проявлялось лирическое дарование поэтессы. С читателем беседовала современница: ее чувства любящей и любимой женщины, матери, активной участницы созидательной жизни оказывались близкими и понятными всем. Лирическая героиня стихов — дочь новой Бурятии неторопливо и мягко рассказывала о том, как светла ее судьба, как много радостей несут ей наполненная жизнь, родная с детства степь, преображающие ее люди. Вот строки, обращенные к степной стороне:

Если б гордым орлом я была,
Отдала б тебе оба широких крыла.
Если б батором прослыла,
На могучих плечах бы тебя пронесла.
Пусть в твоей глубине я лишь малая птаха,
Но живу я, летаю, ликую без страха.
Ведь свила я гнездо не из тонкой травы,
Не из листьев сухих — из твоей синевы.
Оттого в том гнезде мне поется легко,
Что я солнцем твоим обогрела его!

Желание правдиво рассказать о судьбе бурятской женщины привело Цырен-Дулму Дондокову к замыслу поэмы «Наша девушка». «Меня всегда привлекали судьбы знакомых мне женщин, моих землячек,— признается Цырен-Дулма Дондоковна. — Я вглядывалась в лица доярки Надежды Тадвашкиной и чабанки Ольги Сангадиевой — Героев Социалистического Труда, прекрасной балерины Ларисы Сахьяновой и певицы Чимиты Шанюшкиной. Советская власть подняла их к вершинам творческого труда, дала им счастье, народное признание. Мне захотелось написать поэму о такой женщине, и. жизнь давала мне много возможностей, много сюжетов. Пожалуйста, пиши о Валентине Романовой, Герое Социалистического Труда, женщине, передавшей от чистого сердца многие свои сбережения в Фонд мира. Пожалуйста, пиши о нашей замечательной художнице Александре Сахаровской. Ее имя, дочки степняка, стоит в ряду лучших советских мастеров графики. Но тут судьба подарила мне встречу с женщиной из моей родной хоринской степи — чабанкой Зоей Жамсарановой, которая тогда была депутатом Верховного Совета СССР. Я узнала ее обыкновенную и такую необычную судьбу, полюбила ее по-матерински. И написала поэму «Наша девушка». Это не пересказ биографии Жамсарановой, нет. За героиней моей поэмы стоят многие бурятские женщины. Те, которых я упомянула и которых не назвала. Я рассказала о типичной и яркой судьбе одной из них».

Поэма «Наша девушка» стала в бурятской литературе заметным произведением о современности. Пожалуй, это была и одна из немногих удачных попыток широкого творческого использования документального материала в бурятской поэме.

Читать дальше:  1 2 3

Поделитесь с друзьями в социальных сетях: