Стихи Цэдэна Галсанова

Наметился поворот и в лирике поэта тех лет. Все чаще в основу стихов ложится живое, трепетное чувство. В отличие от иных прежних строк с их прямолинейной заданностью, нарочитым пафосом, эти лирические признания требуют душевной открытости, искренности. Вниманием к сложному внутреннему миру человека, к собственным переживаниям отмечены стихотворения «Бурятии моей», «России милые приметы», «В юные годы», «Бурятке», «Черемуха». Закрепляются лучшие качества поэтики Цэдэна Галсанова — звучность стиха, его певучесть.

Черемуха на юге,
Где журавлиный звон.
В душистой белой вьюге
Саянов горный склон.
Черемухой, черемухой
Весь воздух напоен.
Мне нет цветов дороже
Черемухи лесной.
Любимая, ты тоже
Черемуха весной,
Цветущая черемуха
Бурятии родной.

Это соединение новизны, свежести человеческих чувств, которые вызваны обновляющейся жизнью республики, и гармоничной образной формы их выражения обеспечило популярность многим стихотворениям Цэдэна Галсанова, положенным на музыку и ставшим песнями.

«Пожалуй, более ста моих песен, — с гордостью рассказывает Цздэн Галсанович, — исполняется в концертах. Смолоду связывала меня дружба с бурятскими композиторами. Редко писал я тексты к готовой музыке. Чаще всего песнями становились стихи. Это заставляло каждый раз искать новый ритмический рисунок, заботиться о благозвучии строки. Мне радостно, что многие люди считают народными песни «Жаргал», «На берегу Селенги», «Байкал», «Мы молоды», «Выше гор». А между тем их сочинили на мои стихи композиторы Жигжит Батуев, Бау Ямпилов, Дандар Аюшеев, Павел Берлинский, Виктор Морошкин. В последние годы соавторов стало больше. На мои слова писали песни Александра Пахмутова, Сергей Манжигеев, Чингис Павлов, Базыр Цырендашиев».

Мы не случайно говорили о том, что в своих поисках поэт использовал уроки русской и советской классики. С самого начала творчества Цэдэн Галсанов много и плодотворно переводил на бурятский язык. Еще в юности он перевел песни и стихи Лебедева-Кумача, Демьяна Бедного, Александра Безыменского. Они звали читателя строить новую жизнь, служили интернациональному воспитанию людей.

В том, что настоящее искусство всегда интернационально, Цэдэн Галсанов воочию убедился, когда двадцатидвухлетним был приглашен в Ереван на торжества по случаю тысячелетия армянского эпоса «Давид Сасунский». Страна готовилась к этому празднику культуры.

На многие языки был переведен шедевр армянской литературы. На бурятский язык часть эпоса перевел Цэдэн Галсанов. В столице Армении, в зале театра, он прочел строки из выдающегося произведения на родном языке. Бурятская речь естественно вплелась в многоязычный говор… На всю жизнь запомнилось молодому поэту это дружеское многоголосье. Оно звучало в душе, когда он позже вновь и вновь перекладывал на родной язык чужие строки.

Читать дальше:  1 2 3 4 5

Поделитесь с друзьями в социальных сетях: