Птицы в улигерах

Птицы в улигерах — это чаще всего вороны, сороки и жаворонки. Вороны неизменно присутствуют в сцене схватки героя с мангадхаем. Они прилетают, чтобы поживиться на поле битвы. Улетая, они высказывают пожелание, чтобы эта кровавая бойня продолжалась, не переставая. Эти птицы вызывают наибольшее омерзение у сказителя и слушателей.

Сорока и жаворонок в сказаниях выступают как символы сменяющихся времен года. Герой в долгой дороге узнает о наступлении зимы по стрекотанию сороки, а о наступлении лета — по пению жаворонка. В некоторых улигерах («Хату Хара хан», «Ха Ошир хубун») сорока и ворона становятся посыльными суженой героя. Они приносят весть от невесты героя о сватовстве к ней мангадхая, о его намерении похитить ее.

Кукушки в улигере

Значительна роль кукушек в эпических сказаниях. Им приписывается дар оживлять мертвых. В «Осодор Мэргэне» Алтан Шагай добывает кукушку Молор, обитающую на вершине тополя. Герой преодолевает многочисленные препятствия, чтобы добраться до места, где обитает кукушка. Однако способность воскрешать не проявляется в непосредственных ее действиях.

Несколько отличны кукушки-воскресительницы в «Абай Гэсэр хубуне». Это сестры Гэсэра. Они спускаются вместе с ним на землю и чудесным образом рождаются у престарелых родителей и сразу же возносятся обратно на небо. Далее небесные кукушки оказываются совершенно вне поля зрения сказителя. Они не участвуют в эпизоде спасения Гэсэра, потому что действия по спасению Гэсэра и восстановлению его прежнего облика приписываются верной; жене героя Санхан Гохон.

Образы сестер-кукушек, спасительниц Гэсэра, присутствуют в повествованиях о богатырях Харасгай Мэргэне, Нашан Хуйхэре, Гунхабай Мэргэне, Аламжи Мэргэне, Осодор Мэргэне. Небесные сестры Гэсэра сообщают баторам о его бедственном положении, просят освободить Гэсэра из плена Лобсоголдоя, где он превращен в осла и пашет землю. Освобожденному Гэсэру возвращают прежний человеческий вид сестры-кукушки.

Эпизод спасения Гэсэра несет черты более позднего приобщения к сложившейся сюжетной линии. Богатыри Гэсэра, хотя и участвуют в походе на Лобсоголдоя, в эпизодах боя часто не упоминаются, решает дело помощь небожителей. В «Гунхабай Мэргэне» сестры-кукушки помогают герою в борьбе с Гал Дулэн ханом, тушат огонь, посылая «кровавый дождь и каменный град». В улигере «Нашан Мэргэн хубун» в освобождении Гэсэра участвует Хухэдэй Мэргэн тэнгрий.

Небесные сестры-кукушки выступают в роли воскресительниц. Когда умирает Харасгай Мэргэн, его верный конь поднимается на вершину горы Сэгтэ Сумэр и обращается с просьбой к сестрам-кукушкам помочь его хозяину. Старшая из сестер оживляет героя.

Образы кукушек даны в развитии. Если кукушка Молор Саган выступает в первоначальной зооморфной форме, то сестры-кукушки приближены к антропоморфным образам. Способность небесных сестер летать приближает их к птицам, а то, что они сестры Гэсэра, дочери антропоморфных небожителей Эсэгэ Малана, Хана Хормусты и рождаются на земле от женщины-старухи, позволяет отнести их к антропоморфным образам.

В унгинском варианте «Гэсэра» небесных сестер называют божественными сестрами (хоолуур бурхан эгэши), они имеют человеческий облик, но могут превращаться в особых случаях в птиц. Небесные сестры, стремясь спасти Гэсэра, превращенного в глупого и бестолкового пастуха телят у Абарга мангадхая, превращаются в трех золотых соловьев. Они привлекают внимание Гэсэра своим красивым видом и уводят его с собой из владений мангадхая. Приведя Гэсэра, в безопасное место, сестры принимают свой настоящий вид (человеческий) и возвращают ему рассудок. На примере эволюции образа кукушек можно проследить, как прежняя животная форма становится временным состоянием, переходной ступенью к трансформации в антропоморфное существо.

Почему именно кукушки становятся помощниками, воскресительницами героя? Можно согласиться с мнением Е. Н. Кузьминой, что образ кукушки связан с весной, цветением, пробуждением природы: «Здесь в восприятии древних людей причина и следствие порой явно менялись местами».

Можно еще в функциях кукушек найти качества, свойственные тотемическим образам предков. В улигере «Буху Хара хубун» герой имеет покровителей в лице хозяев четырех сторон земли (девять синих быков, девяносто бешеных волков, собаку Гуниг и кукушку Молор). Герой перед сватовством поочередно встречается с ними, сообщает им о предстоящей женитьбе и наказывает охранять границы своей территории.

Затем, благодаря помощи зооморфных друзей, становится победителем в состязании претендентов на невесту. Бык, волк, собака, как известно, имеют отношение к мифическому объяснению происхождения некоторых родов. Возможно, и кукушка была тотемом какого-нибудь рода. М. Н. Хангалов приводит призывание онгону бурят хангинского рода, где упоминается кукушка.

Если название «молор саган хухы» имеет отношение к почитанию птицы кукушки, то образ небесных сестер (хухы эгэшинэр), вероятно, восходит к иным истокам. У селенгинских бурят есть род хухыд. В работе Б. Р. Зоригтуева указывается, что хухыды в своих легендах относят себя к роду, имеющему небесное происхождение. «Вполне вероятно, — пишет» автор, — что это родство хухыдов с небом закрепилось в их родовом названии, которое в таком случае, семантически восходит к слову хох, имевшему, по мнению Т. А. Бертагаева, в древнемонгольском языке, помимо значения «голубой», «синий», еще значение «небо».

О «правомерности соотнесения этнонима «хухыды (хохийд) со словом «хох» (небо) свидетельствуют данные эхирит-булагатских улигеров. Примечательно, что в эпосе персонажи с определением «хухы», «xyхэ» всегда имеют небесное происхождение. Так, имя небожителя, громовержца Хухэдэй Мэргэна семантически разлагается на хухээй. Такое формообразование характерно для многих бурятских имен: Саган-Сагадай, Улан-Уладай, Хори-Хоридой и др.

Небожитель Абай Гэсэр спускается на землю и перерождается у престарелой четы вместе с сестрами) (хухы). Нужно отметить, что небесные сестры, несмотря на древность своего происхождения, не встречаются в архаичных эхирит-булагатских улигерах. Они выступают как эпизодические персонажи в «Абай Гэсэр хубуне» и в отдельных улигерах с заметными признаками влияния «Гэсэра». Образы небесных сестер исконно связаны, видимо, с сюжетом о герое-небожителе.

В числе носителей «Гэсэра» вполне могли быть и хухыды, имеющие монгольское происхождение и переселившиеся в Забайкалье в конце 80 годов XVII столетия. По-видимому, названия небесных покровительниц с разными фонетическими вариантами (хухуй, хухэй, хухэ, хехэй, хухы) на бурятской почве утратили свое древнее значение «хох — небо» и на основе созвучия стали произноситься «хухэ эгэшинэр» (голубые или синие сестры), а затем «хухы эгэшинэр» (сестры-кукушки).

Поделитесь с друзьями в социальных сетях: