Чимит-Рэгзэн Намжилов

Чимит-Рэгзэн Намжилович Намжилов — бурятский поэт.

Агинская степь — колыбель древних песен и сказаний, родина многих улигершинов. Почитайте книгу одного из сыновей этой земли, известного бурятского писателя Даширабдана Батожабая — роман «Похищенное счастье». Там оживает воздух степей, будто наполненный протяжной мелодией, там во многих героях угадываются хранители мудрых и острых народных речений. Перелистаем несколько страниц романа.

…Утомила степняка дальняя конная дорога. А у него уж наготове верное средство от усталости — песня. Она слагается сама собой, под цокот копыт:

В табуне, что гуляет по воле,
Пусть родятся только хулэги…

…Людно в юрте старого улигершина. Окружили его мальчишки и ждут ответа на вопрос: что такое счастье и к кому оно приходит? А мудрость сказителя — в мудрости народа. И рассказывает старец то, что в народе слышал, — истории сказочные и житейские, печальные и смешные. Пусть слушают ребята да смекают, почему смелость и щедрость приносят счастье, а жадность и лень отнимают его.

Не раз слышал Чимит-Рэгзэн Намжилов, уроженец Агинской степи, будущий поэт, вечернюю песню всадника. Это можно смело утверждать, потому что есть у него в стихах душевное признание: «Больно уж песня степи хороша!»

И не раз сидел он в кругу мальчишек-сверстников перед улигершином. Это тоже можно смело утверждать, потому что он признавался: к творчеству, к поэзии его подтолкнули ранние встречи с красотой, творимой словом. Согласитесь, дар, как зеленый росток, расцветает лишь на питательной почве.

Перед нами книги Чимит-Рэгзэна Намжилова. Знакомая с детства природа, привычный быт подсказывают ему поэтические образы, а мягкий тон улигера, задумчивой песни — доверительную манеру лирического рассказа:

Та гора мне казалась живою —
Несравненное чудо мое.
Та гора… Лишь глаза я прикрою,
Вновь хулэгом представлю ее.

Вот стоит он, застыв горделиво,
Ввек не знавший подпруг и седла,
Ветром спутана жесткая грива
Цвета воронова крыла.

Шея выгнута, уши прижаты,
Глаз горит сизоватым огнем,—
Так и хочется в полдень крылатый,
Яро гикнув, промчаться на нем!

Еще одно четверостишие, в котором поэтический образ прост и неожидан, привычен и нов:

Одинокая юрта на дальнем холме
Черной родинкой издали кажется мне,
А тропинка, как брошенный вдаль поводок…
Что такое на ней? Неужели ездок?

Путь Чимит-Рэгзэна Намжиловича к своим книгам не был коротким и легким. В годы войны он закончил школу-семилетку и пошел работать в колхоз. В полной мере испытал подросток тяготы, которые легли тогда на плечи его ровесников. Был грузчиком, сеяльщиком, помощником комбайнера. С 1944 года Чимит-Рэгзэн Намжилов — в армии — на востоке страны. Потом — демобилизация, возвращение в родные места, работа заведующим районным отделом культуры, секретарем райкома комсомола. Заочно окончил педагогическое училище.

3а эти годы в газете публикуются первые стихи Чимит-Рэгзэна Намжилова. Творчеством он увлекался давно; еще на школьной скамье, но теперь настала пора сделать выбор: чтобы заниматься поэзией всерьез, надо учиться. А помочь ему материально семья не сможет. Что ж, самостоятельности и упорства у парня хватает.

Он едет в Улан-Удэ, начинает осваивать новую специальность — журналистскую и поступает на заочное отделение педагогического института. Времени для стихов остается немного. Но известно, что поэзией занимаются не по регламенту, она, как правило, сама выбирает для себя час. Как бы там ни было, а первая книга Чимит-Рэгзэна Намжилова вышла раньше, чем он получил институтский диплом.

В стихах Чимит-Рэгзэна Намжилова прежде всего запоминаешь мягкий, даже застенчивый взгляд автора. Будто ему дана особая способность — говорить об увиденном, пережитом и перечувствованном только с добрым и благодарным чувством:

Если ночью на звезды
Смотрю в небеса,
Я твои, материнские,
Вижу глаза.
На заре, когда тянутся
К солнцу цветы,
Вспоминается мне,
Как приветлива ты.
Знойным летом
В напевах касаток над домом
Все мне чудится,
Мама,
Твой голос знакомый…

Может быть, о матери иначе нельзя.

А о речке:

Пенься же, милая,
Пенься, звени,
Буйствуй и сглаживай камни!
Голос журчащий твой
Песне сродни,
Ты навсегда дорога мне.

Читать дальше:  1 2 3 4

Поделитесь с друзьями в социальных сетях: