Баир Дугаров

поэт Баир Дугаров

Баир Дугаров

Баир Сономович Дугаров (род. 1947) — народный поэт Бурятии. Автор 12 поэтических сборников, пишет на русском языке. Автор переводов бурятских и монгольских поэтов на русский язык.

Лауреат Государственной премии Республики Бурятия в области литературы и искусства, член Союза писателей России.

В Улан-Удэ в 1980-х годах проходило традиционное совещание молодых писателей республики. Как обычно, обсуждались произведения тех авторов, которые уже заявили о себе первыми публикациями и смогли представить рукописи первых книг. В поэтическом семинаре открытием стали стихи Баира Дугарова. Публикаций у него было немного, но стихотворения, вероятно, впервые собранные в тонкой папочке, запоминались зрелостью и точностью поэтической речи. В одном из них, к примеру, были такие строки:

Невский ветер промчался по миру,
Прошумев и в кедровом краю.
И высокая русская лира
Озарила дорогу мою.

Было видно: с одной стороны, молодой поэт прочно, всеми чувствами и помыслами связан с «кедровым краем» — родным уголком в Саянах, и отсюда в стихах Баира Дугарова запоминающиеся пейзажи Бурятии, живые черточки его земляков, ощущение своего долга перед отчей землей; а с другой стороны, автор радостно открывал для себя большую Родину, приобщался к ее многонациональной культуре, и этот воздух просторной отчизны тоже жил в его лирических строках. Рядом со словами признательности, обращенными к Саянам, речке детства — Иркуту, соседствовали строки о

Уже вторая книга стихов Баира Дугарова «Горный бубен» (первый, маленький сборничек вышел в «кассете» книжек молодых иркутских поэтов еще в пору студенчества) представила сложившийся поэтический характер — автора приняли в члены Союза писателей СССР. Наиболее значительная тема стихов поэта — духовное единение людей, дружба народов страны. Интернационализм как бы пронизывает стихи Баира Дугарова. Тут он продолжает прекрасную традицию бурятской литературы, заложенную Хоца Намсараевым, Жамсо Тумуновым, Чимитом Цыдендамбаевым и успешно развиваемую Николаем Дамдиновым, Дамбой Жалсараевым и другими писателями Бурятии.

Особой взволнованностью, теплотой отмечены у Баира Дугарова строки о человеческой улыбке, доброте, отзывчивости. Вот поэт встречает малыша во дворе детсада на тихой улочке Москвы. Малыш, с иронией пишет автор, может быть, впервые увидел азиата, и я поспешил улыбнуться.

Я просто улыбнулся пацану.
Он сделал шаг…
И улыбнулся тоже,
Как могут только дети.
Так похоже
На солнечное утро, тишину.

«Я помню одних лишь хороших людей», — говорит лирический герой Баира Дугарова. И говорит так не потому, что видит жизнь в розовом свете. Нет, скорее всего потому, что доброта, окрыленность, бескорыстие людей; которых видел и видит поэт: чабанов, земледельцев, охотников, строителей, — рождает в душе светлые, благодарные слова:

Нечаянный гость к пастуху забредет —
Тайменем на солнце улыбка блеснет.
Живой человек — какая отрада!
Хозяин готов отдать хоть полстада
За голос, походку, глаза, разговор.
Ведь, кажется, вечность один среди гор,
Вдали от жилья, в нелюдимой глуши,
Где як на приволье, луга хороши,
Где лошадь дичает и скромен ночлег.
Есть праздник на стойбище. Гость. Человек!

В стихах Баира Дугарова живет обостренное чувство связи поколений. Оно не просто декларируется автором: «Знаю истину: мертвые — вечные корни живых, корни дальних потомков твоих и моих». Поэт все время ощущает себя связующим звеном в человеческом роду, «наследником родного простора».

Здесь исток мой. Заветный. И в сердце -
все, что есть на земле дорогой:
след грозы с ледниками в соседстве,
прель навоза, звезда над горой.
Молчаливый и тихий до срока,
чем же был отчий край знаменит?
В гибких луках таил он тревогу -
и не ведал про мир пирамид.
И сказанья, пришедшие с Ганга,
от своей колыбели вдали,
сочетались так дивно и странно
с нежным запахом саган-дали.
И сияла роса на рассвете,
словно вечности трепетный знак.
И прабабка в туманном столетье
для меня разводила очаг.
Я наследник родного простора,
чем горжусь и богат на века.
Здесь мой дом, коновязь моя — горы,
аргамаки мои — облака.

Древняя земля стала для поэта родным домом потому, что она «согрета дедовским теплом». Собственно, и как стихотворец, он пришел для того, чтобы озвучить «молчанье тех, кого уж нет». Но право и долг наследника означают, что он обязан умножить добрые дела предков, передать землю потомкам обновленной и красивой. Он обязан дерзко продолжать дорогу поколений «от стойбища степного, кочевого до светлых звезд пространства мирового. Это уважение к наследию предков и устремленность к новому труду и новой красоте делают поэтическую мысль Баира Дугарова нравственно притягательной и значительной.
И еще одна сторона мироощущения автора — слитность с природой, нерасторжимая связь с ней. Для поэта неоспоримо ее главенство: «Я дитя, а не царь твой, природа». И ее воздействие на человеческую душу несомненно:

Цветы, капель, деревья, ледостав…
Саянских гор прекрасная частица,
взяла ты, мама, нежность рек и трав,
чтоб дать ей в сыне тайно воплотиться.
Не потому ли так во мне поет
гармония земли в любви извечной.
И песнь моя — счастливый перевод
с лесного языка на человечий.

«…Всё мои дороги, ведущие к добру, берут, берут истоки в багульнике, в бору», — это признание можно счесть за поэтическую гиперболу, но нельзя не разделить чувства автора. «Я бы многое дал за поэму на забытом лесном языке»,— такие строки не только удачная, запоминающаяся метафора. За ними — благодарное отношение ко всему живому на земле, ответственность перед ним. И это тоже добрый нравственный пример для читателя.

Общение с людьми, причастность к их делам и заботам — вот что питает творчество любого поэта. Бывая на заводах и фабриках, в селах республики, отправляясь по дорогам страны, Баир Дугаров пристально вглядывается в жизнь своего современника.

«Мне кажется, — говорит он, — писатель всю жизнь стремится постигнуть одно: характер времени и человека. Я думаю об этом, встречаясь со строителями Байкало-Амурской магистрали, бывая в отчих местах, работая бок о бок с коллегами-учеными. Эти размышления — в стихах».

След человека — просека в тайге,
След человека — рельсы вдалеке,
Где Киренга извечно и упрямо
Пересекает путь большого БАМа.
О превращение безлюдных скал —
в кварталы,
Деревьев мшистых — в книги, ткани,
шпалы,
Подземных руд — в железные мосты
Для новой пользы, новой красоты…
И время славит это укрощенье
Гордыни леса и ручьев кипенье.
И этот труд во имя человека
Иного поколения и века!

Поэтический рассказ о времени, о современнике, конечно же, будет продолжен в новых книгах Баира Дугарова.

Книги поэта:
Золотое седло. Стихи. Иркутск, 1975. Горный бубен. Стихи. Улан-Удэ, 1976. Дикая акация. Стихи. М.: Современник, 1980. Городские облака. Стихи, поэма. Улан-Удэ, 1981.

О творчестве поэта:
Бальбуров Э. Дикая акация. — Литературное обозрение, 1981, № 9.
Григорьева Л. Голос призывный степи. — Литературная Россия, 1977, 11 марта.
Закусина Н. Городские облака. — Сибирские огни, 1983, № 2.
Рославлев С. Степь — колыбель. — Литературная Россия, 1981, 29 мая.
Хамаганов М. Саяны, Саяны, я ваша частица… — Байкал, 1981, № 2.

Поделитесь с друзьями в социальных сетях: